Doom3.ru





















    •  Главная

  •  Doom3-форум   •  Прислать новости




  •  Doom3-info



  



  •  Doom3: RoE



  



  •  Статьи



  



  •  Quake4



  



  •  Quake Wars



  




Реклама




Шёпот смерти

 05.11.2005  23:28  Автор: siNNer_

В то самое время, когда закончился кошмар… начался настоящий ужас…

1

Очередной пучок искр осветил на мгновение небольшое пространство вокруг себя и растворился в спёртом воздухе, уступив место мёртвой тишине и покою, воцарившимся во мраке опустевших коридоров. Паутины разноцветных обуглившихся проводов свисали из-под отвалившихся покорёженных панелей в потолке и местами доставали до холодного пола, усыпанного кусочками обгорелого металла, но при новом всплеске искр, которые освещали небольшой участок коридора, невооружённым глазом можно было заметить красноватые бока гильз, засохшие лужи крови и даже чудом сохранившиеся обрывки из разнообразных журналов.

Небольшая группа морпехов осторожно передвигалась в узких лабиринтах мёртвого царства, пронзая душную тьму яркими лучами компактных фонариков, прикреплённых к автоматам, беззвучно передвигая ногами и переговариваясь короткими однозначными фразами через встроенную в шлем рацию. Двое из них шли впереди, освещая неизвестную им дорогу, двое сзади, спиной вперёд, прикрывая тыл от возможного нападения. Каждый из них для себя знал, что такие меры предосторожности, включая фильтрацию ненужных в эфире слов и лишних движений, только затягивали саму операцию, поскольку комплекс был абсолютно пуст, не считая разорванных в клочья человеческих тел, обглоданных рёбер, торчащих из разлагающихся трупов, и обугленных конечностей рабочего персонала, который подвергся полному истреблению неизвестным врагом. Сейчас всё было по-другому: каждую искру можно было услышать и отличить от тысяч других, каждый звук внезапно отваливающихся решёток вентиляции с потолка, каждое новое шарканье мощных ботинок при столкновении с какой-нибудь помятой крышкой от генератора, валяющейся на полу. Это лишь в очередной раз доказывало полнейший вакуум и пустоту, царящий в вымершем комплексе.

Округлые световые лучи рисовали на серых стенах воображаемые линии, по коридору медленно передвигались чёрные силуэты четырёх вооружённых людей. Им некогда было останавливаться и рассматривать все эти унылые и ужасные картины, которые нарисовали события, способные реконструироваться только в памяти человека, видевшего всё произошедшее собственными глазами. Именно таких людей они и искали. Тысячи различных видеокамер, установленных практически в каждом углу, могли бы сойти в качестве своеобразных «чёрных ящиков», но маленькие экраны задыхались от бесконечного напора хаотичных помех, содержимое некоторых из них было разбросано по полу, а искрящиеся провода свисали подобно языкам, что не давало никаких шансов на просмотр хотя бы нескольких минут из того ужаса, что случился здесь. Обнадёживал и тот, подтверждающийся с каждым новым коридором и помещением факт, что в живых не осталось никого. Это наводило на мысли о возможности самопроизвольной капитуляции противника. В этом случае ситуация усугублялась тем, что эта тайна так и останется неразгаданной.

Из-за тьмы в буквальном смысле слезились глаза, свет фонариков не в силах был «оживить» коридор полностью. Возможно, в воздухе присутствовала какая-то примесь, которая аллергически воздействовала на человека, но это могли определить лишь профессора и различные эксперты этого профиля, останки тел которых были размётаны по полу. Почти не двигая головой, первый из группы резкими движениями зрачков выхватывал из темноты определённые участки стен, пола и искрящихся панелей потолка, направляя в эти места свет и стараясь заметить хоть что-то новое, но каждый сантиметр лишь напоминал о произошедшей бойне.

Длинный коридор, наконец, закончился массивной дверью, заблокированной небольшой запотевшей панелью справа. Один из морпехов отделился от группы, и приблизился к маленькой виртуальной клавиатуре.

– Мы у входа на склад. Через три минуты входим, – прошуршал в рации голос командира. Три луча фонариков падали в даль коридора, прикрывая небезопасное положение тыла, в то время как четвёртый морпех пытался оживить мёртвую панель. Правая ладонь с нарастающей силой постукивала по небольшому блоку питания на стене и по экрану пробежались несколько помех, открыв взору человека десять бледных цифр, изредка скрывающихся в сером шуршании. Пальцы быстро забегали по клавиатуре, и на экране высветилась заветная надпись, оповещающая о разблокировании двери, которая через несколько секунд с громким шипением отъехала в сторону. Три фонарика мгновенно начали рассеивать тьму в помещении склада. Напротив входа возвышались несколько коробок, небольшие ящики, среди которых что-то зашевелилось. Свет жадно стал съедать густую тьму в этом месте, как вдруг был обнаружен первый человек, который вытянул правую ладонь вперёд, щурясь и пригибая голову от ярких лучей. Он сидел на полу, прижавшись спиной к стене и вытянув ноги, словно его организм был полностью обезвожен и он не мог принять другое положение, чтобы лечь.

– Мы внутри, здесь выживший.

Морпехи озадаченно осматривали защищающегося от света человека, облачённого в зелёный «бронепанцирь». Один из них, командир, по всей видимости, припал напротив него на колено и, сняв шлем, облегчённо вздохнул. Щурящийся человек рассматривал его с какой-то внутренней радостью, заметив несколько седых волос у него над ушами, и немного выдвинутой вперёд челюстью.

– Поздравляю, солдат, – начал он. – Ты первый, кого мы обнаружили, значит, не всё так безнадёжно. Я майор О’Брайан. Ты из охранного персонала? – Человек вдруг растерялся, взялся правой рукой за голову и медленно ею покачал, словно решал какую-то сложную математическую задачу. На самом деле перед его глазами всплывали самые невероятные и необъяснимые картины, приходящие из самых недр подсознания и затуманенной памяти, обосновать которые он не мог даже для себя. Он открыл глаза и его ослепил луч направленного в его лицо фонарика, который внезапно преобразовался в огромный пылающий и ожигающий всё тело шар, с огромной скоростью приближающийся от источника грозного и нечеловеческого рычания.

– Дэймон… Лейтенант Дэймон Купер… – слетело с пересохших губ человека. Возвышающийся неподалёку чёрный силуэт морпеха что-то быстро начал искать в своём КПК, после чего обратился к майору.

– В базе такой не числится. – Хмурое лицо О’Брайана снова повернулось к человеку, который, протерев покрасневшие глаза, сухим голосом быстро оправдался.

– Я не из постоянного персонала. Меня недавно… чёрт, – он уткнулся в стену затылком. В мозгах зазвенели выстрелы и эхо чьего-то противного смеха, отчего мышцы лица судорожно сокращались. Он не знал, сколько прошло времени с того момента, как он только попал сюда. – Я прибыл на Марс по приказу, с целью обеспечения безопасности Объединенной Космической Корпорации… Здесь произошло нечто ужасное… Я не могу сказать ничего конкретного, кроме того, что отсюда нужно убираться к чёртовой матери… – Глаза Дэймона с некоторой опаской осматривали помещение, присутствующих здесь и не известно откуда взявшихся морпехов с автоматами наперевес, всматривались в темноту, пытаясь найти хоть одну причину, которая доказала бы, что всё произошедшее не сон. Но то, что его назвали выжившим, уже говорило о чём-то ужасном, произошедшем в комплексе. Он смотрел на свои руки и не видел ни одной царапины, ни одного ожога, лишь только размытые образы и странные воспоминания проплывали перед уставшими глазами и расшатывали психику. Он старался во всём разобраться, ему нужно было время, и всеми силами Дэймон верил, что эти люди спасут его и отведут на спасательный челнок, и он, закрыв глаза, погрузится в крепкий и долгий сон, о котором так давно мечтал. Лица этих людей совсем не выражали какой-либо опаски или непонимания, было видно, что они лишь выполняют свою работу, видимо, совсем не углублённые в суть дела. Они не знали, да и не могли знать того, что довелось ему пережить, было то во сне или наяву. Майор направил свет фонарика в тёмные углы склада, обнаружив только мрачные и громоздкие ящики, окружённые всяким бесполезным хламом, параллельно задав давно интересующий его вопрос.

– Кто-нибудь ещё есть? – Но человек лишь говорил, что ничего не знает и почти ничего не помнит. – Проверь – кивнул он одному из группы. Тот взял автомат на изготовку, начиная водить подствольным фонариком из стороны в сторону, постепенно углубляясь во тьму. О’Брайан сделал для остальных членов группы какой-то жест, встал и направился к выходу. Один из морпехов помог Куперу встать, зафиксировав его руку у себя на плечах, в то время как тот бросил усталый и тоскливый взгляд на тёмное пространство склада, словно мысленно прощаясь с ним. Где-то в полнейшей тьме этого помещения бродил морпех с фонариком в надежде найти кого-либо ещё из уцелевших, но Дэймон знал, что он остался один.

– Мэйсон, когда будет свет? – Проговорил майор в рацию. «Ещё пара минут…» – прозвучал отзыв.

– Кроме вас есть ещё кто-то? – Поинтересовался Дэймон, жестом руки отказавшись от помощи морпеха, дав тем самым понять, что может идти сам. В это самое время вернулся четвёртый член группы, сказав, что на складе всё чисто. Он нажал что-то на панели, и та покрылась чёрной сеткой, снова заблокировав с шипением закрывшуюся дверь. Небольшое пространство в тесном коридоре освещалось ярким светом фонариков и чёрные тени падали на металлические рельефные стены. Дэймон не понимал, почему они не двигаются к челноку, но с терпением ожидал ответа на заданный им вопрос.

– Да, – начал майор, прикрепляя шлемофон к поясу. – Сейчас в комплексе работает ещё несколько спасательных групп. Мы самая малая из них, но и самая первая, которая обнаружила живого и даже вменяемого человека. Ты правда не знаешь, что здесь произошло? – на его лицо не падал прямой свет, поэтому половина его скрывалась в неровной тени.

Дэймон снова слегка растерялся, неловко поглядывая на всех морпехов поочерёдно. Он не видел их лиц за шлемофонами, но догадывался, что они не выражали особого интереса к произошедшему, поэтому только выполняли поставленную перед ними задачу, а что касается майора, как казалось Куперу, – его любознательность была крайне неофициальной. О’Брайан уже успел для себя отметить, что найденный ими человек совсем не был похож на новичка. Также он заметил, что Купер обладал довольно мощным телосложением, отметив хорошо накачанные руки и широкие плечи. В его подозрительном прищуренном взгляде был какой-то беспорядок, и майор не спешил делать какие-то выводы об этом человеке, которого вряд ли можно было чем-то напугать. Но это лишь первое впечатление, составленное по внешности. Также О’Брайан не исключал, что Купер чего-то не договаривает.

– Вероятно, всё из-за проводимого здесь эксперимента… – Дэймон начал издалека, не желая рассказывать о том, что он размазывал по стенам мозги полчищ зомби и разряжал обойму за обоймой, разрывая на тряпки самых ужасных представителей из самого Ада. На его лбу выступил пот, мысли путались и сбивали с толку. – Меня не посвящали в суть этого эксперимента, но, чёрт возьми, всё накрылось… Кажется, система дала сбой, а потом все начали убивать друг друга… Это бред какой-то… Неужели никто не подал сигнал бедствия?

Майор пожал плечами.

– Мы потеряли связь с базой и нас отправили проверить, всё ли в порядке. Когда первый отряд прибыл и сказал, что здесь произошло полнейшее дерьмо и, похоже, что в комплексе ни одной живой души, то пришлось вызывать подкрепление на случай очередного нападения. Но здесь тихо, как на кладбище, поэтому операция переименовалась в спасательную.

Внезапно коридор осветился. Одна из ламп мгновенно взорвалась, выбросив на пол яркий дождь искр. Свет не продержался долго и стал помигивать, действуя на глаза и нервы.

– Мэйсон, а стабилизировать нельзя? – прокричал майор в рацию, но ответ не был положительным.

– Проклятье, все генераторы перегорели к чёртовой матери, это всё, что осталось в резерве и, возможно, скоро снова отрубится.
– Ладно, нужно состыковаться с командой Льюиса. Вперёд. – О’Брайан махнул рукой, и группа из пяти человек, отключив фонарики, уверенным шагом двинулась обратно в лабиринты комплекса к установленному месту встречи.

Дэймон шёл в центре, не имея ни шлема, ни оружия, смотря в широкие спины морпехов, а также на стены, которые были изрешечены автоматными очередями, на выбитые и помятые дробью панели. На полу постоянно бросались в глаза кровавые разводы, уходящие в другие закрытые помещения, скрываясь под заблокированными дверями. Дэймон с ужасом убеждался, что всё это было на самом деле, но, в то же время, с облегчением осознавал, что всё кончено, что теперь он будет иметь дело только с врагами человеческого происхождения, а может и вовсе уйдёт в патруль, чтобы ограничить себя в нажатии на курок. Как только он думал об этом или же видел блестящий автомат в руках этих морпехов, то перед глазами всплывала та кровавая бойня, разлетающиеся по всему коридору головы, фонтаны крови, бьющие мощным напором по его лицу… Дэймон тряхнул головой, снова осмотрев себя. Лёгкая тёмно-зелёная броня сверкала и переливалась в мигающем свете слабых ламп, и на ней не было ни одной царапины или вмятины, что, впрочем, и не должно было удивлять человека, увидевшего столько ирреального и необъяснимого. За спиной майора он увидел огромный дробовик, который не раз выручал Дэймона и был практически его лучшим другом. У остальных морпехов имелся лишь автомат и пистолет.

Группа остановилась на одном из перекрёстков, и майор вдруг стал озираться по сторонам. Дэймон тоже вслушался в появившиеся отдалённые звуки. Разобрать их было сложно, поэтому О’Брайан обратился к рации.

– Мэйсон! Что там такое?

– Что? Всё в норме, какие-то проблемы?

Но майор отключился и осмотрел оба конца открывшегося перед ними коридора. Не было похоже, что он не знал, куда нужно идти, казалось, он пытался определить, откуда доносится непонятный шум.

– Что-то не так? – не выдержал Дэймон. Но майор, не оборачиваясь, поднял правую ладонь, согнув руку в локте, после чего во всех рациях внезапно появилось жуткое шуршание помех и кричащий, взволнованный голос:

– Всем отрядам! Это Льюис! У нас тут трудности! Приём!

– Льюис! – заорал насторожившийся О’Брайан. Но его словно не слышали. Он крикнул ещё раз пять и переключился на Мэйсона, но и там эфир захлёбывался в помехах. – Чёрт! – выругался майор, сорвал со спины дробовик, резко развернулся и ткнул им в переносицу Дэймона. – Мне нужны ответы, и я их получу! Что за хреново дерьмо здесь происходит?

Купер слегка растерялся. Он и сам не понимал, что происходит, да ещё когда перед лицом чёрное дуло заряженного дробовика, пальцы на руках нервно начинают дёргаться. Брызжущий слюной майор, казалось, совсем не шутил. Мигающий свет то погружал во тьму, то снова освещал его раскалённое лицо. Он был похож на психопата, которого дразнили чем-то, и Дэймон не знал, что ему ответить. Внезапно дуло дробовика отодвинулось в сторону, и оглушающей силы залп смертоносной дроби разорвал горло рядом стоящего морпеха, после чего дымящееся дуло дробовика снова зачернело перед глазами. В левом ухе постепенно успокаивался звон, бездыханное тело мёртвого солдата сползало по стене, оставляя кровавый след. Остальные члены группы затаили дыхание и не решались вмешиваться.

По виску Дэймона стекла капля пота, он слегка приподнял руки, боясь посмотреть, что случилось с бедолагой.

– Он был моим человеком! Я уважал его как солдата и как человека, я, наконец, любил его! Ты – никто. Ты для меня не значишь абсолютно ничего, неужели ты думаешь, что мне кишка тонка разметать твои мозги по всему комплексу?! – майор перезарядил дробовик, содрогнув ствол, но вынужден был перевести взгляд в один из концов коридора, который заканчивался дверью. С нарастающей громкостью, откуда-то из глубины приближалось нечто, что должно было быть весьма больших размеров. На потолке вдруг лопнула труба, направив в пол мощную струю пара. Свет стал мигать быстрее и нервнее, отчего ещё одна лампа разлетелась вдребезги.

Приближающийся шум прекратился, и майор, приказав остальным следовать за ним, направился в этот подозрительный конец коридора. Дэймон остался сзади, осматривая волновавший его потолок. Одна из вентиляционных решёток задрожала. На пол со звоном сквозь шипение пара из трубы упали два шурупа, отскочив в сторону и закатившись куда-то под стену. Решётка небрежно отвисла и больше не беспокоила внимание. Учитывая то, что из вентиляции может выскочить какая-нибудь тварь, Дэймон, увернувшись от мощной струи пара и двигаясь по стене, приблизился к группе морпехов, направивших автоматы в сторону двери. Они чего-то ждали, стараясь не обращать внимания на посторонний шум пара и сыплющихся из лопающихся ламп искр, вслушиваясь в то, что происходит с другой стороны. Внезапно все синхронно стали отступать назад. На двери появилась внушительная выпуклость, которая с каждым новым ударом чего-то становилась всё больше и готова была лопнуть. Морпехи с ужасом огляделись друг на друга и готовы были принять бой, каким бы ужасным не был противник. Дэймон всё же поглядывал на свисающую решётку, но не упускал из виду почти поддавшуюся дверь, как вдруг враг перестал ломиться. Раздалось приглушённое рычание, потом удаляющийся стук металлических конечностей по полу. Майор мгновенно развернулся к Дэймону, швырнув ему в руки автомат, и коротко объяснил суть дела:

– Проверь.

Купер ловко поймал оружие, по привычке проверив наличие патронов и, активировав фонарик, стал медленно приближаться к деформированной двери. Он обернулся на группу морпехов, которые таким же медленным шагом прикрывали его сзади. Двое по стенам, майор по центру и Дэймон впереди, приближались к опасности. Его дыхание заметно участилось. На нём не было даже шлема, поэтому от нарастающего волнения волосы взмокли от проступающего пота. Он постоянно переминал пальцы, держа автомат двумя руками и нащупывая небольшой курок. Потом снова обернулся, осмотрев заднюю перспективу, обратив внимание, прежде всего, на решётку и майора. Пар продолжал валить из трубы в пол, одна часть коридора полностью утонула во тьме, напряжённая атмосфера затрудняла дыхание. Рука Дэймона «разбудила» панель справа от двери. Десять цифр, запрос кода. Он обернулся к морпехам, один из которых на пальцах показал заветное сочетание трёх чисел. Палец не спеша опустился на необходимые виртуальные клавиши, и сверху посыпались снопы искр, из-за чего человеку пришлось прикрыть себя рукой. Дверь отчаянно пыталась подняться вверх, но издавала лишь жуткий скрежет, из-за того, что была сильно повреждена. Дэймон ударил её ногой, отчего та содрогнулась, потом ещё раз, и проход открылся на половину. Образовавшаяся выпуклость мешала двери открыться полностью. Он снова обернулся к морпехам. Майор приказывал пройти и всё там проверить.

Как только Купер оказался с другой стороны, дверь автоматически опустилась. Морпех резко развернулся, потом осмотрел новый коридор, который утопал в слабом красноватом свечении и отличался большей ветвистостью. Все лампы были целы, они просто не горели. Внезапно за закрывшейся дверью разразилась настоящая бойня. Рычание, перемешанное с человеческим криком и нескончаемыми автоматными очередями, напомнило Дэймону о многом. Он сделал два неуверенных шага назад и остановился. Стрельба прекратилась. Тишина осела над холодными полами коридоров. Обнадёживало то, что отсутствие каких-либо звуков говорило либо о том, что тварей перебили, и остался как минимум один выживший, либо о победе самих тварей, поджидающих Дэймона. Морпех крепче сжал автомат и подошёл вплотную к двери, набрав нужный код. На этот раз проход освободился сразу.

Нагнувшись, Дэймон проник в проклятый коридор. Он замер на месте, прижавшись к выпуклости на двери спиной. На полу валялись куски тел ещё недавно дышащих ему в спину солдат, весь пол был залит горячей кровью, струящейся из порванных сосудов. Стены дымились от покрывших их отверстий. Взгляд упал на свисающую с потолка решётку – монстр не мог появиться оттуда, вероятнее всего его телепортировали сюда. В воздухе пахло гарью и порохом, но не серой, которая обычно витала в воздухе после смерти монстра. По проходу, из которого они всей группой пришли, тянулся кровавый след. Дэймон приставил приклад к плечу и на полусогнутых ногах по противоположной от того прохода стене стал двигаться вперёд. Остановившийся пар больше не сбивал с толку, мигающий свет коридора лишь притуплял зрение, но обращать на это внимание не стоило, полагаясь на яркий луч фонарика. Приблизившись к повороту, морпех уловил еле слышную возню, доносившуюся как раз оттуда. Свет фонарика пополз по кровавому следу, наткнувшись на ноги, а потом уже на само тело пытающегося ползти человека. Это был майор. Дэймон хотел было уже подойти ближе, как вдруг отступил назад. Из тьмы на встречу ползущему О’Брайану, прихрамывая, вывалилась огромная клыкастая тварь с металлическими задними конечностями и мощными передними лапами.

Окровавленный человек поднял голову и завопил хриплым голосом, вытягивая правую руку вперёд, но мощные челюсти сомкнулись на его талии, подняли его над полом. Дэймон отчётливо услышал хруст переломленного позвоночника и хрящей. Одна половинка тела вывалилась из страшного и огромного рта, разбросав в разные стороны внутренности человека. Дэймона слегка начало тошнить, но не так сильно, как было в первый раз, когда он увидел нечто подобное. Его глаза выхватывали из мерцающей тьмы силуэт монстра, обнаружив множество кровавых отверстий в его мощном теле, сделанных, по-видимому, автоматными очередями заставленной врасплох группы. Дэймон нажал на курок, пустив в тварь смертоносный металлический поток, под которым она неуклюже металась и мотала головой. Кровь стала разбрызгивать по стенам и даже потолку, пули отрывали от тела кусочки мяса и, въедаясь в толстую кожу, разрывали тело монстра. Хватило одной обоймы, чтобы рёв этого отродья прекратился, а мощная мясистая туша навсегда закончила своё существование. Дэймон подошёл вплотную, переступив через отвратные останки майора, и ткнул тело твари ногой. То по инерции шевельнулось и вдруг затянулось чёрной плёнкой, после чего на глазах обуглилось красным пламенным цветом, осветив небольшое пространство вокруг себя, и осело на пол, превратившись лишь в тонкий слой чёрной сажи. Морпех уловил запах серы и, что самое главное, чувство превосходства над поверженным врагом.

2

Дэймон старался не обращать внимания на этот ужасный трупный запах, уже заполнивший лёгкие и невыносимо затрудняющий дыхание. Немного кружилась голова, ноги осторожно переступали через окровавленные останки морпехов, стараясь не попасть в тёмно-красные лужи, чтобы хотя бы на подошвах не осталось памяти об этой ужасной картине. Свет продолжал помигивать и всё сильнее тускнеть, поэтому Дэймон водил по полу лучом фонарика в надежде найти дробовик майора. Ему казалось, что он заперт в маленькой и тесной коробке, набитой чьими-то останками, становилось жарко – видимо, очередной сбой в системе повлёк за собой изменение температуры. Темнота сгущалась вокруг морпеха, тишина прерывалась лишь неуклюжим шарканьем подошв и сбитым тяжёлым дыханием. На лице проступал пот, в лёгкой, казалось бы, броне становилось душно, а свет фонарика продолжал усердно разъедать черноту в воздухе, но по полу лишь шевелились длинные и постоянно деформирующиеся тени, лужи крови светились дрожащими бликами, из-за чего Дэймон иногда прищуривался. Внезапно резкий и негромкий звук последней, видимо, лопнувшей лампы отвлёк морпеха. Фонарик в ту сторону направлять не пришлось, поскольку вырвавшиеся на свободу искры осветили рельефную стену и рассыпались по полу, сияя дрожащим пламенем ещё несколько секунд, а потом утонув в вязкой темноте. Дэймон прошёлся лучом фонарика по потолку, наткнувшись на свисающую вентиляционную решётку, отбросившую на стену полосатую тень. В саму вентиляцию пролезть было невозможно из-за небольших размеров квадратного отверстия, что, впрочем, не было большой необходимостью.

С самого первого момента, когда он увидел эту огромную тварь, перегрызающую позвоночник майора, в его голове стали постоянно запутываться в сложные узлы мысли о том, что её появление ничем не обосновано. Он считал, что избавился от всей этой поганой нечисти, но такого жестокого заблуждения даже не предполагал. Только теперь ситуация несколько иная и цели морпеха изменены. Дэймон надеялся, что в доках его дожидается спасательный челнок, который навсегда заберёт его подальше от всей этой чертовщины, которая вот-вот окончательно сломает и до того расшатанную психику. Но не было гарантий, что челнок на месте, ведь там могли услышать по рации то, что услышал он, а может и ещё больше. Тогда риск ограничивается только тем что, они могли просто улететь или же, в лучшем случае, позвать на помощь. Почему тогда эти проклятые рации, перемазанные в крови и подобно мёртвым теням, скрывающимся от назойливого света фонарика, так предательски молчат… Тварь не могла прожевать их и выплюнуть, значит, они целы и работоспособны. Дэймону нужна была связь, даже если на протяжении всего предстоящего пути он будет слышать только однотонное и мрачное шипение забитого помехами эфира. Дэймон бросил взгляд на шлемофоны, один из которых, хоть и криво, но всё ещё сидел на окровавленной голове бывшего солдата, остальные же содержали гниющие и ужасно выглядящие мозги. Ни один из них морпех не решится одеть, то есть придётся ходить с открытой и совсем не защищённой головой и задыхающейся от помех рации на поясе.

В этот самый момент постепенно распутывающихся мыслей в ушах раздался трёхкратный звон. Он сильно отдался по мозгам, но рука рефлекторно направила свет фонарика в место столкновения чего-то очень маленького об пол. Это был третий отвалившийся от вентиляционной решётки шуруп. Он, мелодично побрякивая, прокатился по неровному полу и увяз в тёмной лужи крови. Решётка стала медленно покачиваться, издавая насильственный для нервной системы скрип, эхо которого мгновенно распространялось по коридору, отскакивая от стены к стене. Играющая продолговатая тень качалась вместе со своим источником, деформируясь в самые разнообразные силуэты, вырастающие до огромных размеров и неприятно откладывающиеся в подсознании, превращаясь в воображении в тех самых тварей, так сильно жаждущих перегрызть горло Дэймону. Морпех отвёл взгляд в сторону вместе со светом фонарика и совершенно случайно наткнулся на чёрный длинный предмет, лежащий в проёме между стеной и полом. В воздухе растворился горячий выдох Дэймона. Хоть в его руках и грелся забитый смертоносными пулями автомат, он всё же отдавал предпочтение этой чертовски жестокой штуке, называемой дробью. Его опыт накапливался с каждым очередным сгоревшим на его глазах монстром, но он также учитывал и то, что твари тоже могли изменить свою тактику, иначе, сейчас они бы просто сотнями валили отовсюду, и вряд ли удалось бы выжить в таких условиях и с таким небольшим запасом патронов. Дэймон наконец-то сделал небольшое передвижение по ставшим первым, хоть и набитым человеческими останками, убежищем, состоящим из перекрёстка трёх небольших коридоров, полностью замкнутым и относительно безопасным.

Дробовик взмыл в воздух и осел в потвердевших ладонях морпеха, который, держа фонарик в зубах, осматривал тяжёлое и коварное оружие, переливающееся в свете яркими бликами. Оно совсем не испачкалось в крови, видимо, ошарашенный увиденным майор не успел ни разу из него выстрелить. Патроны… Проклятый боекомплект к дробовику, вероятно, остался на поясе у превратившегося в кучу пережёванных внутренностей О’Брайана. Нет смысла в них копаться, но и так же придётся чертовски экономить дробовик для самых неожиданных сюрпризов, пока не будут найдены дополнительные патроны или же какой-нибудь оружейный склад. Хотя… Дэймон, наверно, уже опустошил их во время первого своего обхода. Тем не менее, автомат он разместил на спине, а в руках крепко сжал дробовик, надеясь на то, что тварей не будет слишком много, или вообще не будет. Неизвестность лишь заставляет быть более бдительным. Дэймон не спеша направился к помятой двери, водя ровным и ярким лучом фонарика влево и вправо, последний раз видя переломанные конечности и разорванные тела солдат, которые когда-то вывели его с того склада. Стоило ли говорить спасибо? Сейчас это не важно.

Внезапно по полу раздалось глухое шуршание. Дэймон случайно задел ногой рацию, поэтому он поднял её и прикрепил к поясу. Три удара пальцем по панели, нервно пульсирующей тёмно-зелёным светом, и уже какое-то непривычно громкое шипение открывающейся двери с ностальгией по когда-то кипящему беспокойной жизнью комплексу ударилось Дэймону в сердце.

Вокруг только тишина и мрак, мёртвый вакуум, лёгкая прохлада от ледяных металлических стен, на которых нервно и хаотично помигивали ещё уцелевшие панели, из проволочных сетчатых окошек вентиляционных люков осторожно выползал серый пар, неуверенно стелясь вверх по стене и растворяясь в напряжённом воздухе. Коридоры освещались, но вяло, в основном благодаря длинным неоновым лампам, выпирающим из стен и заменяющим бесполезные источники света на потолке, большинство которых скрылись в непроглядной тьме, а остальные тревожно помигивали, издавая искристое трещание. По всему коридору, в котором Дэймон тщательно осматривал каждый миллиметр, в надежде найти надпись на стене, чтобы узнать, где именно он находится, шевелилась беспокойная тень. С потолка свисал продолговатый и местами почерневший металлический корпус лампы, содержащий, по-видимому, ещё целую ярко светящуюся трубку, который раскачивался на искрящихся проводах и гонял тени от стены к стене.

Глаза Дэймона тщательно осматривали всё вокруг, не упуская из виду ни одной новой вспышки, ни одной струи внезапно вырывающегося пара, он бесшумно делал осторожные шаги, изредка озираясь назад и криво скаля рот, если услышанный им шорох бесследно растворялся в тишине. Слушая собственное дыхание, морпех до боли в глазах всматривался в каждый тёмный угол, ожидая внезапного появления врага, в каждую новую вентиляционную решётчатую крышку в массивном и низком потолке, он ощущал холодное веяние от окружающих его стен, дышащую ему в спину тёмную неизвестность и внимательно наблюдал за мигающей впереди небольшой лампочкой над дверью по левой стене. Луч фонарика бегал по мощному металлическому полу, деформировался, попадая на продольно рассеченные различными трубами и рельефными выступами стены, облегчая, тем самым, прокладываемый путь. Дэймон старался запоминать каждый сделанный им поворот, примерную длину пройденных им коридоров и расположение работоспособных дверей, что удавалось, пока проложенный маршрут не был слишком большим.

По коридору пронеслось слабое эхо чего-то катящегося по полу, что вполне могло оказаться обычной банкой из-под колы. Морпех повернулся всем корпусом назад, прижал приклад дробовика к правому плечу и направил плавающий в воздухе прицел в тёмный конец только что пройденного коридора. Звук слабел и грозил совсем раствориться в неизвестности, но, кажется, это где-то в правом ответвлении. Дэймон быстрее перебирал ногами, больше придерживаясь левой стены, и думал о том, что присутствующий в этих местах, да и то не везде, очень слабый сквозняк не в силах пошевелить хоть и небольшую, но всё же металлическую банку, сама она также никак не могла привести себя в движение, поэтому ее мог лишь кто-то подтолкнуть, и, скорее всего, это невнимательный и неуклюжий зомби, мозги которого находятся в процессе медленного разложения.

Дэймон, достигнув цели и снова оказавшись в знакомом перекрёстке с раскачивающейся светящейся лампой, оказался в привычном плену игры света и тени, то исчезая во мраке, то снова отдавая бликами сверкающей зеленоватой брони. Почему-то именно сейчас он обратил внимание на свои открытые по локоть довольно таки волосатые, но мощные руки. Банка, прижавшаяся вплотную к стене, отбрасывала на пол то укорачивающуюся, то снова удлиняющуюся тень, но никого не было рядом. Чуть дальше чернел и местами помигивал проход в очередной мрачный коридор, из которого стали доноситься неуклюжее шарканье тяжёлых ботинок и почти человеческое страдальческое мычание. Вычислив приблизительное расположение предполагаемого врага, Дэймон снова направил прицел вперёд и, достигнув нужного поворота, вошёл в коридор, в центре которого неподалёку морпех увидел истерзанное, но всё ещё способное передвигаться тело, за которым ползла чёткая раскачивающаяся тень. На нём была залитая кровью униформа морского пехотинца и дрожащий пистолет в правой руке.

Прицел дробовика прошёлся по спине и остановился на его затылке, как вдруг зомби неуклюже развернулся и склонил голову набок, продемонстрировав своё нечеловеческое изуродованное подобие лица с кровоточащими чёрными глазницами и выпирающими наружу гниющими красноватыми мышцами. Он издавал мученическое мычание, но жалеть это существо уже не было смысла, даже если когда-то он был преданным делу солдатом. Пистолет взмыл в воздух, но высохший палец не смог опередить здравомыслящего морпеха. Дробь с пламенным стремлением вырвалась из дрогнувшего ствола и, рассекая нагревающийся воздух, вонзилась в хрустнувшее плечо зомби. Выкорчевав из сустава ещё горячие сухожилия, дробь оторвала руку и отбросила назад, отчего та, волочась по полу и разбрызгивая тёмную кровь, вскоре затихла. Но как только это произошло, прямо над зомби с громким скрежетом отлетела брякнувшая об пол решётка, и из чёрного квадратного отверстия, издавая животное рычание, перемешанное с шипением, выпрыгнуло серое существо, от которого можно было ожидать необыкновенной ловкости и способности швыряться огненными шарами. В голове Дэймона сразу же всплыло несколько схваток с этими тварями, но сейчас это существо, вонзая в человека множество красноватых и дьявольских взглядов, мягко опустилось на пол и разорвало зомби на части, разметав горячие и кровоточащие ошмётки. Морпех припал на колено и его тело содрогнулось от лёгкой отдачи воспламенившейся и выброшенной в воздух дроби оружия. Тварь отскочила на стену и быстро переползла на потолок, в то время как в месте попадания заряда дробовика металлические панели смялись и покрылись дымящимися отверстиями, на секунду осветившись яркими искрами. Цель постоянно двигалась, не давая возможности как следует прицелиться, поэтому, когда она начала углубляться в темноту коридора, чередуя стены с потолком, Дэймон направился за ней, перепрыгнув через отвратные останки зомби. Лёгкая броня позволяла бежать, но в руках притягивал к земле весомый дробовик, на поясе побрякивала рация, а на лице выступал горячий пот.

Коридоры мельтешили перед впивающимися в темноту глазами, которые не упускали из виду чёрный силуэт твари, постоянно скрывающийся в затемнённых участках или в слое плотного пара. На одном из очередных перекрёстков раздался оглушительный залп, от которого пространство вокруг морпеха на мгновение осветилось, и дробь с треском сорвала с потолка дымящиеся покорёженные решётки, со страшным звоном опавшие на сетчатый металлический пол. Дэймон громко выругался, опустив вниз дробовик, держа его одной рукой, а другой помогая себе ускориться в то же время осознавая, что снова твари удалось ускользнуть. По коридорам всё ещё раздавалось её рычание, поэтому морпех остановился на стыке нескольких неизвестных ему коридоров и стал кружиться на одном месте, направляя дробовик то в один, то в другой подозрительный угол. Его постоянно сопровождало собственное тяжёлое дыхание, чувство того, что опасность повсюду и невыносимое желание прикончить это отродье. На его лице мигал свет неисправных неоновых ламп, в глазах начало рябеть из-за огромного количества расстелившихся по полу деформирующихся теней, но внезапно из самого тёмного угла на него направился яркий вращающийся и освещающий всё вокруг себя огненный шар, от которого морпех успел увернуться, перекувыркнувшись по полу и сделав два решительных залпа дробовиком. Раздался визжащий и, по всей видимости, предсмертный вопль твари, которая, утонув в образовавшемся вокруг неё душном плену дымовой завесы, глухо ударилась об пол.

Когда серое облако более или менее рассеялось, то трупа существа уже не было, осталось лишь чёрное пятно на опалённом полу и изрешечённые дробью стены. Краем глаза Дэймон заметил подсвеченную зелёным оттенком панель. Раскалённый дробовик мягко припал к спине, а в руках засверкал лёгкий и удобный автомат, готовый разорвать на куски любое живое существо.

Дверь с характерным звуком оторвалась от блестящего в луче фонарика пола, и морпех ввалился внутрь длинного и узкого помещения, рывками вонзая в царящие здесь тишину и спокойствие прицел оружия, которое вскоре повисло в одной руке. Небольшой коридор тянулся вдаль от Дэймона. Всё освещалось слабой, слегка покачивающейся лампочкой, издающей слабое поскрипывание. Автомат повис на шее, небрежно брякнув по броне, в левой руке засветился фонарик, поднятый на уровне головы, образовавшаяся яркая окружность которого плавно ползла по правой стене, выдавая её серый и блестящий оттенок. Но чуть дальше на стене покрылась бликами тёмная размазанная кровь, брызги которой находились повсюду, кроме низкого потолка и находящейся в самой тени незаметной двери, которая не могла полностью закрыться из-за лежащего в проходе трупа, содрогающегося от каждой новой попытки механического разума заблокировать проход.

По левой стене обнаружился узкий проход, из которого веяло ужасным смрадом. Дэймон сделал по направлению туда шаг и затих, услышав слабое попискивание чего-то похожего на будильник наручных часов. Звук был настолько пронзителен, что морпех криво оскалился и снова направил луч фонарика в подозрительный проход в стене, куда он вскоре зашёл, открыв от удивления рот. Под его ногами валялась вырванная и сильно помятая дверь, пол был выложен покорёженной и залитой кровавыми разводами плиткой. По правой стене в ряд располагались грязные и проржавевшие раковины, над которыми растягивалось целое зеркало. Слева свисали на слабых петлях обугленные дверцы в кабинки, где, как представилось Дэймону, чернели залитые дерьмом и разлагающейся блевотиной окровавленные сортиры. Чуть дальше белели чудом уцелевшие писсуары, всё помещение было окутано какой-то необыкновенно душной и мрачной атмосферой. Лампы на потолке, искрясь, помигивали, действуя не только на нервы, но и на достаточно уставшие за всё время глаза.

Попискивание какого-то электронного барахла хоть и терялось где-то вдалеке, но всё же доставало до ушных перепонок и, как могло, сотрясало их. Направившись к зеркалу, морпех вызвал хруст ломающихся плиток, вырванных, видимо, со стен, когда какой-нибудь отчаянный парень пустил длинную очередь в ненасытного монстра. В голове Дэймона внезапно возникла эта картина, когда заливающийся потом и орущий во всю глотку солдат обжигает собственное лицо ярчайшим светом от вырывающегося из автомата пламени. Он отступает назад, не думая о том, что это конец, что сзади стена, что теперь нужно надеяться только на чудо, но тварей слишком много, а он один, и в эту минуту в заполненном дымом воздухе раздаётся эхо щелчков, оповещающее о том, что патронов больше нет, есть только смерть...

Морпех провёл рукой против волос и в отражении зеркала увидел, что в одной из кабинок чернел чей-то силуэт. Вряд ли это поджидающий его зомби и уж точно не живой человек. Дэймон развернулся, а в руках замер готовый к бою автомат. Подствольный фонарик разогнал вязкую тьму, скрывающую от глаз обугленную и висящую всего на одной петле дверцу, за которой морпех обнаружил очередной труп. Кажется, это был гражданский, судя по его одежде. Вряд ли он встанет, чтобы превратить Дэймона в себе подобного, поскольку тянущаяся от него по полу кровь уже давно высохла, как и само истерзанное тело. Автомат опустился – кажется, опасаться нечего, поэтому следовало поскорее выяснить, откуда доносится это надоевшее попискивание. Морпех направился к выходу, как вдруг в воздухе стало растворяться эхо чьего-то шёпота. Их было много, очень много, кажется, это женский шёпот, стелящийся по полу, впивающийся в мозг, витающий в смрадном воздухе и не дающий даже закрыть уши. Внезапно, в самом тёмном и дальнем углу на полу вырисовалось несколько зеленоватых окружностей, содержащих множество странных иероглифов. Дэймон знал что это, но не знал чьего появления ожидать, поэтому громко отдышался и прицелился в предполагаемое место появления твари. Но свечение вскоре исчезло, оставив в память о себе лишь блики в глазах и удаляющийся от Дэймона шёпот.

Переступив через лежащий лицом вниз труп, морпех окунулся в очередное душное, но более тесное помещение. Дверь так и не могла закрыться из-за неподвижной помехи, поэтому она ездила взад и вперёд, заставляя постоянно обращать на неё внимание. Одна из других дверей была завалена множеством разноцветных коробок. Свет в этом маленьком помещении исходил лишь от дрожащих экранов множества мониторов, заставивших всю стену. Кресло было залито кровью, поэтому садиться на него морпех не решился, а лишь оттолкнул его ногой и оно, поскрипывая на небольших колёсиках, послушно отъехало в сторону. На лице Дэймона отражались какие-то непонятные таблицы, вращающиеся логотипы самой корпорации и ещё множество различной непонятной для него ерунды. Верхние мониторы отображали несколько коридоров – видимо, это были камеры наблюдения, поэтому, немного поводив пальцем в воздухе над кнопками, морпех вскоре отыскал нужную и стал переключать экраны. Он увидел лишь мёртвое спокойствие, пустынные коридоры, в которых шевелились тени из-за раскачивающихся ламп. Некоторые места отличали особым изобилием крови и увязших в ней трупов, наличием покрывшихся отверстиями от пуль стен и полнейшим отсутствием каких-либо признаков выживших.

Снова переступив через мешающий двери труп, Дэймон направился к главному выходу, попутно бросив взгляд в проход с сортирами. В голове вдруг пронеслось, что и он мог бы оказаться одним из ходячих мертвецов, бродящих по комплексу и бездумно бросающихся под пули, или же попасть в челюсти этих огромных тварей, навсегда распрощавшись со своей весьма не скучной жизнью.
Дверь с шипением поднялась, и электронное попискивание вдруг усилилось вдвое. Морпех сразу же определил, что оно доносится откуда-то справа, поэтому он, на всякий случай приготовив автомат, направился в нужном, по его мнению, направлении. Посреди открывшегося перед ним коридора, на полу в луже крови лежал труп морпеха. У него явно была отгрызена рука, обглоданные рёбра торчали из-под не выдержавшей мощных челюстей твари брони. Звук исходил от трупа, поэтому Дэймон, озираясь на оставшийся сзади мигающий перекрёсток, максимально приблизился и припал на колено, тыкая в смятые участки одежды автоматом, в надежде найти пиликающий прибор. Им оказался самый обыкновенный КПК, немного запачканный в тёплой крови, но уцелевший от повреждений, открыв который, морпех обнаружил приход нового сообщения. Противное попискивание прекратилось, когда глаза Дэймона быстро пробежались по короткому предложению: «Ральф, мы в Секторе 2а Лабораторий Дельта, твоя рация не отвечает, что случилось?». Сообщение пришло пятнадцать минут назад, поэтому в паутине спутанных и несвязных мыслей появилась одна, предполагавшая то, что, возможно, хоть какая-то группа морпехов осталась в живых и ещё не столкнулась с врагом.

Продолжение следует



Другие материалы рубрики:




Комментарии

#1  Donny Phaster (-----.rol.ru)   01:24  06.11.2005
молодец чувак

#2  Саrcass (-----.16.111)   08:03  06.11.2005
Достойный наследник Донни Фастера!
Написано витиевато и крайне интересно. Неожиданное начало. Финальная сценка из игры. Короче, всё ништяк.
Пиши исчо, siNNer! Ждём с нетерпежом.

#3  Difrak (-----.mtu-net.ru)   18:53  06.11.2005
Круто!

#4  W.J.Blazkowicz (-----.mtu-net.ru)   22:34  06.11.2005
Рассказ на 5+.
>Внезапно дуло дробовика отодвинулось в сторону, и
>оглушающей силы залп смертоносной дроби разорвал
>горло рядом стоящего морпеха, после чего дымящееся
>дуло дробовика снова зачернело перед глазами. В левом
>ухе постепенно успокаивался звон, бездыханное тело
>мёртвого солдата сползало по стене, оставляя кровавый
>след.
Зачем он своего убил? Нахрена?

#5  БУР (-----.119.242)   07:46  07.11.2005
Дэймон, Купер, ОБрайан, Люис - такое ощущение чо до той эпохи только англосаксы дожили.
И везде морпехи", бла, будто Америка не отправилась в тартарары.
Мало интересного. Несколько острых сценок а так не очень.

#6  Sancho (-----.net.ua)   18:46  07.11.2005
Рассказ хорош, но автор малость перегрузил текст тяжелыми фразами. Перестарался в описаниях.

2 W.J.Blazkowicz
Согласен, наигранная сценка. Командир тупо расстрелял солдатика, чтобы показать, какой он отморозок - я это себе слабо представляю.

#7  W.J.Blazkowicz (-----.mtu-net.ru)   13:35  08.11.2005
2БУР
И это при том, что в США к тому времени мексиканцев будет не меньше половины.

#8  diablo (-----.ivnet.ru)   20:58  09.11.2005
Очень хороший рассказ, единственную проблему упомянул Sancho #6

#9  Hl (-----.imsys.net)   22:26  09.11.2005
4el ti prosto MOLODEC mne ponravilos'!!!! o4en' !!! NO DOOM V POLNOY POPE!!!

#10  GrеyWolf (-----.mtu-net.ru)   19:25  10.11.2005
немного перебор с описаниями крови и кишёк,а так в целом не плохо

#11  Cjoker (-----.kis.ru)   21:15  13.11.2005
Наконец то снихошел чтобы ЭТО все прочитать и скажу только - ТЯЖЕЛЯТИНА. Я такое тока в самых депресушных рассказах По видел, тока у него без стрельбы и демонов из плоти и крови

#12  Cjoker (-----.kis.ru)   21:22  13.11.2005
Не тут уж я переборщил. По покруче писал, поатмосфернее. Хотя в общем описание игрового процесса капитальное. Надо действительно книжку по тетрису написать.
.... Зеленый кубик смотрел на меня вупор, так, будто я являюсь стеной. Вдруг целый ряд красныых кубиков накрыл партию желтых и путь к спасению был отрезан! Что же теперь! Зеленый кубик вылупил зыркала - и похихикивал... Шарах, шарах, корпус старенькой сеги разлетелся на части... Я снял палец с курка, все было кончено, я забил кубик в тьлму дохлого картриджа...

#13  KIBORG (-----.217.166)   14:47  14.11.2005
Норма
Текст в целом неплохой. Но просто реальная перегруженность теста причастными и деепричастными обороттами, а также чересчур развёрнутыми сравнениями, усугубляет процесс восприятия той атмосферы рассказа, которая очевидно задумывалась изначально. А так - маст би ред)))

#14  @RALF@ (-----.200.145)   18:06  14.11.2005
Молодец чувак!!!!!!!!!! Респект,давай продолжение

#15  Макс (-----.rol.ru)   20:39  14.11.2005
Текст тяжелый, много сложноподчиненных предложений, деепричастных и причастных оборотов.

#16  hockum (-----.dsi.ru)   21:20  14.11.2005
Вах, молодца!
Щас пойду читать!!!!! Привет всем!!!!!!!!

#17  Che (-----.mts-nn.ru)   18:15  25.11.2005
!!!!
Чувак, просто обалденно, пиши ещё, а то старым DooMерам молодость вспомнить хочется. И вообще рассказ на 5 баллов.

#18  OPATOP (-----.wplus.net)   20:45  25.11.2005
Тяжко, но круто. Аффтар, пеши исчо

#19  Cold_Soul (-----.127.144)   09:46  26.11.2005
Клёво
Крутой текс и даже больше, а то собрались умники-текст перегружен причастными оборотами, много синтаксов ... ля ля ля тополя! Сами то не хрена то лучше не сделают! И да кстати Cjoker прикольно про тетрис сказанул...

#20  Cjoker (-----.mts-nn.ru)   21:56  28.11.2005
Бензопила и марс круто, остальное гопота какая то. Мне кажется поутру, что эти рассказы представляют художественную ценность и их надо сохраить для поколений в печатной форме, нок вечеру это ощущение проходит.

#21  W.J.Blazkowicz (-----.mtu-net.ru)   18:29  29.11.2005
Не гони.

#22  Cjoker (-----.mts-nn.ru)   20:03  29.11.2005
Эт меня заносит от тяжкой серости бытия.Профу еще хуже, давайте помолися за него.

#23  Uruk-Hiy (-----.183.232)   03:14  02.12.2005
Видно сразу, что автор вжился в мир Дум3 по самое нехочу. Конкретный тяжеляк, вызывает дипресивно-агрессивное состояние, в котором и должен был прибывать герой Дум3 оказавшись в этой заманухи. Будет интересно узнать, как автор разовьёт сюжет.

#24  Cjoker (-----.mts-nn.ru)   20:38  02.12.2005
Екарный! До меня наконец дошло, пачто нам так нравиться Дум3.Отчасти. Дело в том, что в горячечном бреду современной разваливающейся жизни всего человечества Дум подсознательно диктует нам,что люди таки доживут до 2145, и заварухи, которые сейчас каждый год на каждом материке не менее чем раз в год будут там тока на Марсе.

#25  Uruk-Hiy (-----.183.232)   02:39  03.12.2005
Cjoker что-то тебя в дипресию тянет, хоть щас одевай зелёную броню и на Марс :)

#26  Cjoker (-----.mts-nn.ru)   16:10  04.12.2005
На Марс не летают, а жаль... Почему вроде такое художественное г. на меня действует так сильно, а такая тяжелейшая вешь как Библия оставляет равнодушным...?



Добавить комментарий
Имя - заполнять обязательно

Е-майл

Заголовок

Текст комментария - заполнять обязательно

Введите эти цифры в это поле.






Розовый





















Valuehost.Ru


Яндекс цитированияRambler's Top100Rambler's Top100
DOOM3 is a registered trademark of id'Software
Copyright 2002-2017 © Doom3.ru