Doom3.ru





















    •  Главная

  •  Doom3-форум   •  Прислать новости




  •  Doom3-info



  



  •  Doom3: RoE



  



  •  Статьи



  



  •  Quake4



  



  •  Quake Wars



  




Реклама




И пала тьма на Марс. Часть 9 (начало)

 13.06.2006  18:12  Автор: Donny Phaster

  • Часть 8

    День третий 3

    Макс Стоун всегда относился к людям с подозрением. Трудные детство и юность, проведённые в бедных кварталах Рио-Де-Жанейро, научили его не доверять никому, а особенно неожиданным попутчикам.

    – Предательство – неизбежный исход любого дела, амиго. Не верь никому, и тогда оно не застанет тебя врасплох, – говаривал его отец, высокий тощий латиноамериканец, изрядно потрёпанный жизнью, сидя в маленькой каморке на окраине огромного мегаполиса и дымя трубкой в длинные, чёрные как смола усы. С годами Макс всё чаще убеждался в том, что отец прав. В мире, где деньги ценятся больше человека, а в трущобах на окраинах городов царят волчьи законы, никому нельзя доверять.

    И Макс не верил. Он шагал по грязным кварталам Рио, где добропорядочным гражданам даже днём появляться было опасно, мрачным, немного замкнутым в себе латиносом. Окончив школу, он попытался поступить в Инженерную академию, но провалился на экзаменах. Какое-то время он скитался в поисках работы, нужно было содержать семью. Но работы не было, и он начал приторговывать травкой и «ангельской пылью», однако после того, как отсидел срок, будучи подставленный собственными подельниками, забросил это дело. Проработав какое-то время в небольшой забегаловке на окраине района, он, окончательно разочаровавшись в гражданской жизни, направил свои стопы в армию. Именно там обнаружились его скрытые таланты к военному делу. И именно там он снова познал горечь предательства и открыл для себя двуличность государственной системы. Однако желание делать своё дело и делать его хорошо взяло над ним верх, и Макс остался в морской пехоте. Жизнь, полная жестокости и разочарований закалила его. Он стал немногословен, но даже в его молчании чувствовался горячий, необузданный южный темперамент, а во взгляде всегда мелькала подозрительность.

    Да, он не верил никому. Никому, кроме своей жены, красивой и тихой мексиканки со странным именем Юа. Только женщине, давшей жизнь его сыну, он мог довериться. Однако и ей он рассказывал не всё, но не из-за недоверия, а из желания оградить её от жестокости и боли, которые в изобилии лил на головы людей шумящий, несущийся вперёд мир. Макс и в своих солдатах не был уверен на сто процентов. Конечно, они были в одной команде, многое прошли вместе и считали друг друга чуть ли не братьями. Но Макс знал: нет ничего вечного в человеческих отношениях. В огромной куче всевозможных причин, всегда найдётся та, что способна положить конец дружбе. Женщина, деньги, доза наркотика – неважно. Важно то, что эта причина есть и в любой момент она может дать о себе знать. Поэтому нужно всегда быть на чеку.

    Единственным близким другом для Макса был Дэвид Уотерсон. Они вместе прошли огонь и воду, но бывали моменты, когда Макс и к нему относился с недоверием. А уж этот Стивенсон, неожиданно влившийся в его отряд, и вовсе вызывал у него какую-то странную неприязнь. Он почему-то сразу не понравился Стоуну. Высокий, плотный, с пронзительными зелёными глазами, светлыми волосами и чертами лица, выдававшими скандинавские корни, он словно был противоположностью Макса Стоуна, темноволосого, кареглазого, приземистого южанина. Несколько раз за прошедшее время у него вдруг неожиданно возникали мысли о том, что нужно было оставить этого Стивенсона на съедение монстру, но здравомыслящая половина его характера тут же стыдливо подавляла их, взывая к человечности и состраданию. Он не знал, откуда у него неприязнь к этому человеку, и это его раздражало и озадачивало одновременно. Похоже, Стивенсон это чувствовал, и отплачивал Стоуну той же монетой. Они почти не общались между собой за время, прошедшее с их первого разговора. Лишь кидали друг на друга недоверчивые взгляды: Стивенсон на Стоуна резкие, колкие, ледяные; Стоун на него буравящие, дерзкие, огненные. Стена, возникшая без видимой причины между двумя видящими друг друга впервые людьми, крепчала с каждым часом, с каждой попыткой наладить контакт, с каждым произнесённым словом.

    Конечно, кому-то могло показаться идиотизмом таить злобу на незнакомца, которого спас от смерти несколько часов назад и которого абсолютно не знаешь, в обстановке непонятной кровавой каши, когда каждый живой человек – уже чудо. Но это было именно так, и Стоун ничего не мог с этим поделать. Но не это угнетало его больше всего. Было ещё одно обстоятельство, которое беспокоило Стоуна. За последние часы он заметил странный факт: он стал раздражителен больше чем обычно. Грубые слова стали легче вылетать из его уст. Он не хотел кричать на Хамстера, он знал, что это неправильно. Конечно, выговор был справедлив. Нельзя расслабляться ни на секунду. Но Стоун чувствовал, что слегка перестарался. К тому же его крик мог привлечь внимание монстров.

    Но самое главное, он стал замечать, что… мысли перестали его слушаться. Это началось примерно через два месяца после прибытия в Марс-Сити и достигло своего апогея сейчас. Сначала это было смешно. Потом уже нет. Если бы он рассказал об этом кому-то, то его бы приняли за уставшего или слегка сбрендившего от бессонницы солдафона и предложили бы отдохнуть. Даже сейчас, когда ничто не могло удивить его соратников, Стоун скрывал это от них. Странные, порой жестокие мысли, блуждающие в голове, угнетали его уже не первый месяц, день ото дня всё сильнее. Он пытался прогнать их, но безуспешно.

    Иногда ему казалось, что тот ужас, что творится вокруг, сливается с его видениями. В голове то и дело всплывали неожиданные и страшные картины, возможные поступки, действия. Ему виделось, как монстры возникали из темноты и рвали на куски его отряд, как собакоподобный монстр пожирал Каца, исчезал во вспышке света Хамстер, как он… как он стрелял в Уотерсона, в Дэйва Уотерсона, в своего друга. А совсем недавно ему привиделись жена и годовалый сынишка, тонущие в реке крови. Его красавица Юа и маленький Ламио в реке крови. И впервые за долгие годы Максу стало по настоящему страшно… вся эта кровавая каша, в которую он угодил и странные видения, посещавшие его голову всё чаще и чаще, пугали его… Как он ни старался, он не мог найти объективной причины происходящего. Да, он не верил в чертовщину, но иногда и ему казалось, что кто-то намеренно посылает эту бредятину в его черепную коробку. От этого становилось не по себе, но Макс не показывал свой страх, потому что не верил… никому… Он копил его в себе, пытаясь побороть, но чувствовал, что это уже бесполезно. Какой-то противный, никуда неисчезающий комок поселился внутри морпеха и точил его изнутри, вызывая периодические вспышки гнева, всевозможные фобии, ещё больше замыкая Стоуна в себе…

    * * *


    Бордовые кляксы растеклись по стене. Из раскуроченного горла мертвеца, облачённого в форму охранника, ручьём полилась кровь. Булькая и хрипя, он рухнул на пол, выронив пистолет из усохшей серого цвета руки. За его спиной тут же возник второй зомби с автоматом в руках. Дэниэл отпрянул за угол, и вовремя. Стену в десяти сантиметрах от места, где только что была его голова, прошили пули, разметав в стороны осколки серого пластика. Стоун, выпрыгнув из-за стены, перекатился по металлическому полу и сделал несколько прицельных залпов из автомата. Разбитое стекло шлемофона полетело вниз вместе с каплями крови.

    Поверженный мертвяк рухнул поверх тела своего предшественника. Метрах в пяти от Дэниэла зашумели приводы пулемёта. Грохот снарядов, вырывающихся из чрева металлического монстра по имени «Вулкан 36», заполнил всё пространство довольно обширного зала, кишащего устройствами непонятного назначения и конструкции.

    – Чёрт возьми, а русские умеют делать оружие! – промелькнуло в голове Дэниэла, когда он взглянул на Боба, ловко орудующего массивным шестиствольником, рвущим в кровавые клочья толпу монстров и зомби, неожиданно появившуюся из тёмного прохода.

    Группа постепенно продвигалась вперёд внутри необъятного тела станции. После жилых отсеков и административного корпуса Альфа-лаборатории казались другим миром. Странные механизмы, оставленные без присмотра, жужжали, гудели и свистели, мешали прислушиваться к посторонним звукам, ловить подозрительные шорохи. В узких проходах нередко торчали провода, шланги, какие-то патрубки, норовящие зацепиться за одежду, а то и вовсе проткнуть измученную плоть солдата. Стены здесь были выкрашены в насыщенный ярко-синий цвет. Он угнетал своей глубиной и давил на глаза ещё больше, чем серые стальные коридоры Администрации и Марс-Сити.

    Сверху спрыгнули три серых узловатых комка и с визгом были порваны на куски очередью из пулемёта. Останки бесов повалились на пол, заливая рифлёные металлические плиты тёмно-красной жидкостью. Шар раскалённой плазмы взвился и, покинув лапу поверженного хозяина, полетел в куда-то сторону, оставляя за собой дымный шлейф.

    Зомби лезли отовсюду – из вентиляции, технических люков, открытых дверей. Почти за каждой дверью, за каждым углом бойцы натыкались хотя бы на одного покрытого трупными пятнами мертвеца. Пока бойцовские инстинкты, быстрая реакция, а иногда даже интуиция позволяли перехитрить смерть, но все знали, что в любой момент их везению может настать конец. Опасность таилась звезде. Иногда возникало впечатление, что играешь в какую-то бредовую жестокую игру, где от уровня к уровню всевозможных тварей становится всё больше и больше. Дэниэл силился представить себе примерное количество персонала на базе, чтобы хоть приблизительно подсчитать численность потенциальных зомби, но не мог. В его голове мелькали уходящие в глубь, кажущиеся бездонными, шахты лифтов и ангаров для космических челноков, бесконечные тёмные коридоры, заполненные полчищами живых мертвецов и монстров. Он чувствовал себя муравьём в гигантском лабиринте смерти. Разумом Стивенсон понимал: это всего лишь его домыслы, – но искажённые воспалённым воображением, они прочно засели у него в голове и не давали покоя.

    Дэниэл забежал за угол и остановился. Восстанавливая сбившееся дыхание, он склонился, упёршись руками в колени. Дробовик свис с плеча на армейском болотного цвета ремне, и мерно колыхался над полом. От глубоких вдохов-выдохов боль в боку становилась нестерпимой.

    – Вот дерьмо! – выругался Дэниэл, оглядывая представшую перед его глазами картину.

    Следом под звуки выстрелов в коридор выпрыгнул Стоун и тут же застыл перед ступенями, ведущими наверх.

    – Чёрт!… дерьмее некуда! Какие мысли, лейтенант?

    Стоун посмотрел на Стивенсона, шумно дышащего перед лестницей на второй уровень, перекрытой обвалившимся потолком…

    – Лейтенант! Время не ждёт! – перекрикивая гул стрельбы, орал Стоун. Он бросил нервный взгляд в сторону массивной связки кабелей высокого напряжения, свисающей с потолка в обрамлении пластиковых плит, металлоконструкций, изоляционных материалов, стульев и несгораемых шкафов. Потолок по какой-то причине провалился, и содержимое верхнего отсека завалило проход до верхнего конца лестницы. В недрах этой мешанины просматривалось чьё-то тело в обрывках белого халата, испачканного в крови. Пахло гнильцой. Не разгибая спины морпех, поморщившись, повернул голову в его сторону. Его лицо выражало мрачную сосредоточенность и напряжение. Повязка на голове уже порядком измаралась. Бинты на руке, ноге и правом боку, грязная униформа, усталый взгляд. Он выглядел не ахти, но всё равно в этом солдате чувствовалась какая-то внутренняя сила или даже не сила, а скорее опасность. Стоун поморщился.

    – Мы здесь не пройдём! – коротко крикнул Стивенсон, начиная пятиться назад. – Надо идти в обход!

    – Мы потеряем время! У нас его и так почти нет! А в обход получится при нашей скорости полчаса-час! Мы сдохнем в этих грёбаных лабораториях!

    Стивенсон многозначительно поднял с пола короткий металлический прут и кинул в провода. Стержень с треском отскочил в сторону, рассыпав по грязному полу снопы ярких искр.

    – Ещё есть вопросы? – выговорил он, заморозив Стоуна своим взглядом. – Только не говорите, что мы разберём этот завал и не прожаримся до корочки! Гранат у нас от силы две штуки! Этого недостаточно! Да и боеприпасы у нас кончатся раньше, чем мы проложим себе дорогу. Надо искать обход! Вы же бывали тут, правда?! Вы должны знать, куда идти!

    – Он прав, Сэр! Нас тут убьют всех, пока будем разбирать это!.. – крикнул подбежавший МакКейн. – Надо двигаться! Остановиться – значит умереть! – Он был весь в поту, волосы были всклокочены, глаза перебегали со Стоуна на Стивенсона.

    – Эти твари нас загрызут, пока будем разбирать завал, сэр! – повторил МакКейн.

    – Я понял, рядовой! Ладно! Будь по-вашему, чёрт возьми! – Стоун резко обернулся к остальной группе.

    Солдаты постепенно пятились назад, методично постреливая вглубь коридора, откуда периодически появлялись одиночные силуэты зомби или бесов.

    – Ищем обходной путь! – чётко произнёс Стоун. Было видно, что ему стоило некоторых усилий принять это решение. Он был командиром отряда, но ему приходилось считаться со старшим по званию. Это Максу Стоуну было не по нраву даже сейчас, когда Стивенсон был прав. Он быстрым движением достал блестящий прямоугольник КПК и начал копаться в нём.

    – Немного подождите! Я взгляну на карту! Держать позицию!

    На долгие полминуты Стоун погрузился в изучение плоского экрана мельтешащего какими-то символами, схемами и планами уровней. Капли пота стекали по его лбу и падали на пол, ноздри судорожно колебались от частого дыхания, тонкий пластиковый стержень в руке прыгал по дисплею, ища обходной путь для отряда. За его спиной Боб вставлял новую ленту в пулемёт, а остальные бойцы напряжённо озирали дальний конец коридора, откуда в любой момент могло вылезти что-нибудь нехорошее. Секунды напряжённого ожидания одна за другой уходили в небытие, убивая нервные клетки. Наконец, придя к какому-то выводу, Стоун удовлетворённо хмыкнул и убрал КПК в карман. Лицо приобрело мрачную деловитость.

    – Нужно идти через отсек СФД! – уже на ходу бросил он. – Все за мной!

    – СФД? Это ещё что за хрень?! – переспросил Дэниэл, ускоряя шаг.

    Его вопрос потонул в грохоте дробовика. Уотерсон метким выстрелом в голову навсегда успокоил лысоватого, сморщенного зомби в костюме механика, выскочившего из боковой двери.

    – Субатомный Фазовый Деконструктор! Люди говорят… говорили, что с его помощью ОАК планирует превратить Марс в подобие Земли, – пояснил МакКейн.

    – И что он собой представляет, этот деконструктор? – спросил Дэниэл, ускоряя шаг вслед за Стоуном и параллельно окидывая взглядом потолок.

    – Говорят, эта хреновина расщепляет почву Марса на субатомные частицы, из которых потом можно получить любой химический элемент. Большего я не знаю. Да и не верю я в это дерьмо… Яйцеголовые любили распускать слухи по всей базе. Кто их знает, правда это или ложь!

    Дэниэл понимающе кивнул. В голове его всплыл плакат-голограмма, который он видел в доках. «Превратим Марс в цветущий рай!»

    Они с МакКейном уже почти бежали за остальными морпехами.

    – Все за мной! Пошевеливайтесь! – рявкнул Стоун.

    Группа направлялась обратно по коридору, выкрашенному в синий цвет. Вдруг двери напротив разъехались в стороны, и оттуда выскочили несколько полностью экипированных морпехов в шлемофонах с забрызганными кровью стёклами. Неуклюже, но энергично переставляя свои конечности, они направились к отряду. Из раций в их шлемофонах доносились какие-то хрипы и искажённые голоса. Дэниэл был готов поверить в то, что они переговариваются между собой, не будь это настолько невероятным.

    – Зомби! – заорал МакКейн, отпрянув в сторону.

    Мёртвые куски плоти в военной форме, словно встрепенувшись от крика, застыли на месте. Двое из них тут же припали на одно колено и неказисто прижали приклады автоматов к плечу. Раздался звук выстрелов. Все бросились врассыпную, укрываясь за углом, из-за которого только что вышли, и металлическими стеллажами, расставленными вдоль стен.

    Дэниэл отпрыгнул в сторону, перевернулся на полу и выстрелил из дробовика. Дробь, частично срикошетив от грязно-зелёного бронежилета, металлической молнией пронзила грудную клетку одного из мертвяков. Тот пошатнулся, привстал и посеменил вперёд, тут же поймав второй заряд в голову. Кац метким выстрелом из автомата превратил в фарш лицо второго морпеха, скрываемое за грязным стеклом шлемофона. Тот, не вставая с колена, упал на бок и выронил оружие. Один из оставшихся зомби тут же отскочил за металлический выступ, разделяющий коридор на две части. Его собрат оказался не таким расторопным. Стекло его каски разлетелось от порции дроби, кровь мелкой моросью повисла в воздухе, потекла по шее за шиворот. Мертвец, сделав пару выстрелов, пластом рухнул на спину и затих.

    Спрятавшийся зомби-морпех высунулся из-за выступа и выпустил порцию снарядов в сторону угла, за которым притаились солдаты. МакКейн на секунду показался из-за стального стеллажа и метнул последнюю гранату. Та, прыгнув пару раз по полу, подкатилась вплотную к выступу, за которым прятался последний мертвец. Тот выбежал, чтоб сделать очередной выстрел, но был буквально разорван на части взрывом под ногами. Грохот сотряс коридор. Части бледного сморщенного тела ударились о потолок и стены прохода и, разбрызгивая тёмную кровь, упали на пол, потонув в дыму. Вентиляционную решётку сзади выбило сильным ударом и из тёмного отверстия показалось несколько бесов. Выбравшись из люка, они в мгновение ока расправили свои угловатые серые конечности и, яростно шипя, ринулись в сторону солдат.

    – Отходим к СФД! Все за мной! – Стоун побежал в направлении, откуда только что появились зомби и откуда они сами пришли несколько минут назад. Солдаты бросились вслед за ним, по пути отстреливаясь короткими очередями.

    Выбежав в очередной коридор, Стоун дал очередь по большому панорамному стеклу, отделявшему короткий отрезок коридора с торчащими из потолка в начале и конце мониторами, от большой полутёмной комнаты с каким-то шумящим агрегатом, похожим на массивную лазерную пушку, из которого с интервалом в несколько секунд бил в небольшого размера горизонтальную шахту голубой луч непонятного назначения и происхождения. Звон бьющегося стекла огласил помещение, осколки посыпались на пол, а Стоун уже ломился через них, стремясь в зал с агрегатом, освещаемый красными всполохами аварийного фонаря, крутящегося под потолком. Он спрыгнул на металлический пол, клацнув набивками на армейских ботинках. А в зале уже мелькали сгущающиеся оранжевые разряды. Несколько бесов выпрыгнули из сгустков молний и метнулись в сторону спрыгивающих с окна морпехов, но были встречены залповым огнём. Из-под ступеней, ведущих в какую-то то ли рубку, то ли комнату управления выполз зомби в оранжевом костюме. Его нижняя челюсть болталась, повиснув на одном суставе, с неё падали редкие розоватые капли. Из рубки вывалилась половина человека с какой-то арматуриной в руке и, неуклюже скатившись по ступеням, плюхнулась рядом с выползшим зомби.

    – В шахте есть люк! Нам туда! – крикнул Стоун, заменяя обойму в автомате.
    МакКейн нырнул в тоннель и пополз под смертельным голубым лучом к техническому люку.

    – Закрыт! Да что ты будешь делать! Какого чёрта тут всё закрыто! – послышался его крик через пару секунд.

    – Дэйв, Бобби – откройте люк! Это там! Быстрее! – крикнул Стоун, всаживая очередную порцию свинца в подползающего зомби, а свободной рукой показывая в сторону рубки.

    – Есть! – Майлз и Уотерсон метнулись в сторону ступеней.

    – Я с ними! – крикнул Дэниэл – На подстраховку!

    Стоун отрывисто кивнул головой.

    Ботинки жёсткими подошвами застучали по металлу. Солдаты, слегка пригнувшись, пробежали под толстыми связками кабелей, протянувшихся между массивным агрегатом СФД и ближайшей стеной. Уотерсон первым взбежал по ступеням и всадил три пули в голову ползающему перед дверью ополовиненному мертвецу. Тот попытался замахнуться куском арматуры, приподнявшись на второй руке, но выстрелы разнесли ему голову и запрокинули навзничь. Дверь отъехала, и морпехи ввалились в освещённую рубку. Слева было окно, выходившее в комнату с Деконструктором, под ним располагался пульт. На полу посреди кровавых разводов валялась пара трупов: один в военной форме, другой – в голубовато-сером грязном халате. У обоих отсутствовала верхняя половина черепа. Правая половина небольшого помещения, отделённая двумя небольшими колоннами, скрывалась во тьме. Уотерсон метнулся к пульту. Дэниэл выстрелом из дробовика утихомирил выскочившего из-за параллелепипеда колонны человека с горящими в полутьме глазами и окровавленным ртом. Хриплый крик оборвался, и живой труп с пробитой навылет грудной клеткой был отброшен обратно во мрак. Боб с криком решетил пулемётом бесов, лезших через противоположную входу дверь. За стеклом рубки мелькали оранжевые всполохи, и было видно, как остальные солдаты отстреливают возникающих из ниоткуда тварей.

    – Чёрт! Где эта хренотень!? – орал в сердцах Дэвид Уотерсон, жестом показывая через окно, что не может найти нужную кнопку. Стоун, маячащий во внешнем зале у агрегата, махнул рукой куда-то в сторону.

    – Внешний пульт, Боб! – крикнул Уотесон, поняв, что имеет в виду командир.

    Майлз с полуслова оценив ситуацию, втолкнул своё необъятное тело в проход, откуда только что ломились бесы, направившись в виднеющийся за окном справа балкончик со вторым пультом управления. Дэниэл поспешил его прикрыть, но не успел он сделать и пол шага, как уши заложило словно от радио помех, а картинка в глазах приняла какой-то красноватый оттенок, по ней забегали какие-то линии и полосы, как в телевизоре…

    Дэниэлу было знакомо это ощущение. Он вспомнил, как выходил из шлюза, когда всё только началось, как радиопомехи терзали его барабанные перепонки, как он отбросил в сторону шлемофон и чуть не стал жертвой зомби-охранника. Но сейчас на нём не было шлемофона. Противный писк словно поселился в голове. Лежащее на полу, заляпанное чем-то, офисное кресло вдруг завертелось, подпрыгнуло и, пролетев в нескольких сантиметрах от Дэниэла, со страшной силой ударилось в окно, разбив его и вылетев к остальным бойцам. Осколки хрустальным дождём рассыпались по металлу. Кац и Хамстер, стоящие снаружи, что-то орали, но их не было слышно. Превозмогая боль в ушах, Дэниэл побежал вслед за Бобом, но увидел, что тот уже, перепрыгнув через невысокие перила, приземлился в основном помещении рядом с остальными и что-то прокричал им. Дэниэл Стивенсон и Дэвид Уотерсон, зажимая уши, покинули рубку.

    – Что случилось?! – постепенно проступил сквозь шум голос Каца.

    – Эй! Всё в порядке?! Как вы, мать вашу?! Что это было?! – орал Франклин.

    – Что это за хрень сейчас была?! – вторил ему Стоун.

    – Какая-то аномалия! Видели, как кресло швырнуло?! – ответил Боб.

    – Потом будем соображать! – крикнул Стивенсон. – Валим отсюда!

    Дэниэл уже лез в шахту под смертельным голубым лучом, перебираясь через небольшие ребристые выступы, окрашенные чередующимися чёрными и жёлтыми полосками. Громкий гул, исходивший от Деконструктора, заглушал голоса. Стивенсон смутно слышал, как раздавались выстрелы за его спиной. Но, обернувшись, он увидел лишь карабкающегося за ним Каца и других морпехов.

    – Быстрей, быстрей! – орал Кац, изредка оглядываясь через плечо.

    – Держите твари! Эй! Тут становится жарко!!! – голос Боба слабо пробивался сквозь гул работающего агрегата и вой пулемёта.

    – Быстрее, Бобби! Я замыкаю! – вторил ему крик Стоуна. – Не поднимайте голову, а то убьёт! Луч смертелен!

    Преодолев расстояние до конца шахты, Дэниэл ткнул пальцем в мини-дисплей над техническим люком и тот со звуком аварийной сирены отъехал в сторону, открывая узкий лаз, выводящий в какой-то проход, освещённый единственной мигающей и искрящей лампой.

    Дэниэл нырнул в люк и, вылезая, тут же наткнулся на морпеха в заляпанной кровью униформе, неуклюже вышагивающего с автоматом наперевес. Выстрел из «Усмирителя» превратил коленные чашечки бывшего морского пехотинца в кашицу из мяса и костей.

    Подкошенного зомби Стивенсон добил вторым выстрелом в голову, разметав куски черепа вперемешку с кровью по узкому проходу. Третий выстрел пришёлся в живот зомби в сером комбинезоне с эмблемой ОАК, медленно выходящему из тёмного угла. А потом патроны в стволе кончились. Дэниэл потянулся рукой к кобуре с пистолетом, но выползающий из люка Кац добил недочеловека из автомата.

    Наскоро набив дробовик патронами, Дэниэл передёрнул затвор и осмотрелся. На стене справа мигали огоньки каких-то приборов. На другой стене, слева от люка располагались какие-то плоские гудящие плиты, похожие на трансформаторы. Дальше за люком, из которого один за другим постепенно появлялись бойцы, виднелось утопленное в нише хитросплетение труб, толщиной с две человеческих руки, огибающих стеклянный цилиндрический сосуд, в котором периодически мелькали голубые молнии. Судя по всему, именно в него попадал луч СФД, проходя через шахту. Трубы, обвивающие сосуд, соединялись с центром массивного вращающегося цилиндра. Напротив сосуда с молниями, из узкого прохода вниз уходила лестница. Дэниэл с Кацом, громыхая ботинками, первыми сбежали вниз по ступеням в небольшое помещение с какими-то пультами, трубами и погасшими лампами, висящими под потолком.

    Неожиданно из тьмы возникла сутулая фигура и с хрипом, размахивая в воздухе костлявыми, словно усохшими от какого-то недуга, руками, бросилась на спускающегося следом Уотерсона. Тот вскрикнул от неожиданности. Вместе они с грохотом скатились по лестнице. Уотерсон с криком, долбил по голове зомби кулаком, второй рукой стараясь удержать его на расстоянии, но тот с молчаливым усердием цеплялся руками за бронепанцирь морпеха и тянулся к лицу, пытаясь укусить его за нос. Дэниэл подбежал и дробовиком за шею начал оттягивать худощавое, бледное тело мертвеца от Уотерсона. Кац тащил в противоположную сторону кричащего морпеха. Кровавые слюни капали с синюшных губ прямо на лицо солдата, отчаянно молотившего по безжизненному лицу, пытаясь вырваться из объятий гниющего куска плоти. Сзади уже слышались быстрые шаги остальных бойцов и грязная ругань. Зомби отчаянно сопротивлялся, с нечеловеческой силой наседая на лежащего морпеха, но, наконец, сделав сильный рывок, Дэниэл смог оторвать его от Уотерсона и оттащить на достаточно безопасное расстояние. Солдат тут же выхватил пистолет из кобуры, приставил его к голове мертвеца и выстрелил два раза. Дэниэла, Уотерсона и Каца обдало кровавыми брызгами.

    – Господи Боже! Поверить не могу, что эти твари когда-то были людьми! Что они там творили в своих лабораториях?! – в сердцах воскликнул Уотерсон.

    Дэниэл протянул ему руку, помогая подняться.

    – У вас кровь, Дэвид! – сказал он, показывая Уотерсону на шею. Тот рукой ощупал небольшую царапину, из которой протянулась к плечу красная струйка, и кивнул.

    – Чёртовы сволочи! – мрачно процедил подошедший Стоун. – Ты как, Дэйв?

    – Вроде… жив… чёрт подери! – отрывисто выговорил Уотерсон.

    – Тогда вперёд, нам нельзя задерживаться! Нужно как можно скорее подать сигнал! – сказал Стоун, направляясь к двери, освещённой зелёным огоньком. Группа немедленно двинулась за ним. Железная створка отъехала вбок, открывая бойцам путь. А впереди были опять бесконечные коридоры, узкие проходы, тесные помещения, работающие механизмы, вызывающие ассоциации с антисанитарией, гниющие заживо зомби, прячущиеся в тени и отвратительные смертоносные серокожие твари непонятной природы. Пару раз они сворачивали не туда, и приходилось возвращаться обратно, пробивая себе путь через возникающие из оранжевых молний толпы монстров. Патронов пока хватало, но бойцы обыскивали каждый труп в военной одежде, потому что стоило боеприпасам кончиться, как все шансы на выживание улетучивались.

    У Дэниэла несколько раз начинала кружиться голова. В эти моменты висящие под потолком грязно-белые цилиндры, вызывающие ассоциации с антисанитарией, оранжево-зелёное освещение некоторых приборов, жёлтые огни ламп, вращающиеся тени от вентиляторов – всё сливалось в одну разноцветную кашу, и морпех едва удерживал себя от падения.

    “Когда же заживляющие препараты начнут действовать? Ну когда же, вашу мать!” – твердил он про себя. Тонны биогеля, вылитые на раны, должны были подействовать уже давно, но Дэниэл почти не чувствовал их действия. Порой Стивенсону казалось, что действие медикаментов замедляет какая-то сила, что-то невидимое витает в воздухе, съедая их положительный эффект и превращая тело в один большой отёк. Стивенсон понимал, что это абсурд, но мысли вновь и вновь лезли в его голову. Лишь таблетки транквилизатора помогали двигаться дальше, но всё время пить их было нельзя, могла быть передозировка. От вони и смрада, витающего в воздухе, выворачивало наизнанку каждые сто метров. В глазах то и дело вспыхивали яркие образы, порождаемые воспалённым воображением. Дэниэлу мерещился огонь, стены, тонущие в крови, какие-то крики. Несколько раз ему казалось, что он видит то непонятное существо в форме летающего черепа, превратившее доктора Йокогаму в зомби там, в старом здании связи. Он отгонял эти видения, но они возвращались… По бледным лицам своих неожиданных соратников он видел, что им тоже далеко не по себе.

    Хамстер с Бобом обливались потом, их нервные взгляды, словно разряды тока, пронзали окружающее пространство. Уотерсон, крепко сжимая автомат до белизны в костяшках, старался держаться молодцом, но было видно, что ему трудно обрести равновесие после той схватки зомби. Франклин находился в каком-то отчуждённом состоянии и изредка шептал какие-то молитвы или выкрикивал ругательства во время боя. Стоун был прав, назвав его «чем-то наподобие святого отца». На лице самого Стоуна застыли, причудливо смешавшись, ожесточение и страх, его глаза то яростно сверкали во тьме, то затравленно бегали из стороны в сторону. Лишь Кац с Мак Кейном выглядели более-менее нормально, но потухшие взгляды и какое-то нехорошее спокойствие, исходившее от них, не давали покоя Стивенсону. Как человека меняет ужас. Интересно как он сам сейчас выглядит. Может он видится остальным сошедшим с ума бедолагой, и всем кажется, что близок тот момент, когда он сломается и навеки сгинет в этих пропахших смертью коридорах. А может он выглядит настолько жалким и немощным, что солдаты видят в нём обузу, от которой лучше избавиться, чем, подвергая себя опасности, тащить с собой.

    Безумие. Да… вот слово, способное описать то, что творится здесь. Словно небольшая часть оторвалась от огромного тела мира и скатилась в зловонную пропасть помешательства. Всё было не так, не по привычным законам. Люди, боевые дроиды, непонятные существа, горы трупов, мрачные ирреальные картины – всё смешалось. Дэниэлу казалось иной раз, что сам он уже стоит на грани помешательства.

    – Как думаете, Майлз? Могли они разрабатывать там психотропное оружие? – спросил Дэниэл у Боба во время одной из коротких передышек.

    – Не знаю, – отрывочно ответил тот. – Но я чувствую себя так, будто пил всё неделю, а потом сразу пошёл в бой.

    Полутьма с мигающими огнями, таящееся за каждым углом невероятное и ужасное, стук подошв по полу, прерывистое дыхание… Всё слилось в сознании в одно непонятное чувство обречённости и скорой гибели.

    Вскоре нос постепенно начал улавливать терпкий, сладковатый запах горелого мяса. Серая дымка постепенно заволокла полутёмные очертания коридоров и становилась гуще с каждым шагом. Где-то по близости был огонь.

    Очередная дверь со скрежетом отъехала в сторону. Дэниэл вбежал в узкий коридор, уходящий направо и переходящий в среднее, размером семь на семь метров помещение непонятного назначения, затянутое дымкой. Похоже, это был какой-то тамбур или небольшое пустое хранилище, так как никаких приборов в нём не наблюдалось, равно как и не было каких либо коробок, контейнеров и прочих атрибутов любого склада. Стены были выкрашены всё в тот же гнетущий густой синий цвет. За металлической сеткой, затягивавшей широкую нишу в противоположной стене, горел огонь. Он поднимался откуда-то снизу, поэтому понять, что горит, было трудно, но, судя по запаху, это была плоть. Слышался треск пламени, и едва различимо дрожал воздух над оранжевыми языками. Сзади кто-то закашлялся. Духота сковывала лёгкие, становилось трудно дышать, и Дэниэл поспешил вперёд, бдительно оглядываясь на каждом шагу.

    Посреди комнаты стояли два параллелепипеда колонн, один из них от пола до потолка был затянут противной пульсирующей массой, которую Дэниэл впервые увидел в кабинете директора станции. Тугие и влажные, красноватые жгуты, подрагивая, с чавканьем перетекали один в другой, постепенно уходя к потолку. Вокруг валялось несколько обезображенных трупов в камуфляже, насаженных грудью на странные костяные наросты, пробивавшиеся откуда-то снизу и, казалось, росшие прямо из металлического пола. Некоторые из мертвецов вяло шевелили конечностями, силясь освободиться, и как-нибудь соскочить с острых шипов. Они вялыми движениями пытались приподнять свои тела, но руки и ноги их подкашивались, они падали, и серые наросты с хрустом и чавканьем ещё глубже входили в их тела, а из ран вытекала розоватая сукровица вперемешку с гноем.

    Что-то холодное капнуло Дэниэлу за ухо, и он нервно отскочил в сторону, направив в потолок ствол «Усмирителя». Сердце запрыгало в груди. За спиной Стивенсона взметнулись вверх ещё несколько стволов автоматов и дробовиков. Цепкий взгляд Дэниэла выхватил что-то серое маячившее в отсветах пламени на раскуроченном потолке, скрытое полупрозрачной дымкой. Первой мыслью было то, что это притаившийся бес. Игра света и тени лишь усиливала эту галлюцинацию, трепля итак расшатанные за последние часы нервы. Но по мере того, как глаза различали то, что висело наверху, образы, витавшие в голове, растворились, обнажив картину реальности, и рот Дэниэла раскрывался от удивления и отвращения.

    – О, чёрт! – вырвалось из пересохших губ.

    Морпехи, шедшие следом, тоже застыли, уставившись на потолок. То, что предстало им, было настолько отвратительно, что Хамстер тут же блеванул прямо на пол, забрызгав свои ботинки кусочками не до конца переваренной пищи.

    На потолке между двумя колоннами, словно прилипнув спиной к искорёженным металлическим плитам, из-под которых лезла склизкая кровавого цвета масса, висел человек. Нет, скорее это был уже зомби. Нагое бледное тело, покрытое трупными пятнами и кровоподтёками, блестело от кожных выделений в свете огня. Из распоротого живота свисали липкие внутренности и торчали какие-то шипы непонятного происхождения. То, что когда-то было человеком, вяло двигало конечностями, сквозь которые тоже проросли какие-то наросты. Закатившиеся глаза невидящими белками глядели вниз. Из раскрытого рта капали слюни. Дэниэл не мог поверить, что над человеческим телом можно так ужасно и извращённо надругаться. Молчание повисло в воздухе. Никто не мог вымолвить ни слова.

    Из ступора Стивенсона вывел странный булькающий звук. Существо, некогда бывшее человеком, издало грудной всхлип, потом ещё один и неожиданно закричало. Неприятный, несвойственный этому созданию писклявый крик поднялся откуда-то из глубины тела и по мере нарастания принимал всё более грубый оттенок, пока не стал похож на страшный ор, который обычно издают крутые парни из боевиков в разгар боя. По спине морпеха побежали мурашки. Он чувствовал, сейчас что-то случится.

    – Что это за чёрт! – заорал Дэниэл и всадил в живой труп, висящий на потолке, порцию дроби. Тело дёрнулось в судороге, на бледной груди, проткнутой костяным шипом, растеклась красная рана, из которой вяло засочилась кровь. Труп метался в порыве яростного крика, он дёргался, силясь вырваться из своих страшных оков… и не умирал. Второй выстрел прогрохотал и не принёс никакого результата.

    – Чёрт! Закрыто! Здесь всё закрыто!!! – МакКейн пытался перекричать вой зомби. Он стоял слева у очередной двери. Лампочка над ней горелка красным.

    Рука Дэниэла потянулась к карману с КПК директора базы, но застыла на полпути. На фоне крика зомби, метавшегося в истерике на потолке и брызгавшего слюной в разные стороны, и треска огня, поднимавшегося откуда-то снизу, послышался какой-то другой звук. Это было похоже на какое-то сопение, грудное бульканье, доносившееся, словно из трубы. Такие звуки Дэниэл слышал впервые. Он стоял посреди комнаты, тыча дробовиком в разные стороны и оглядываясь, силясь определить источник этого звука, исходившего как будто отовсюду. МакКейн разбирался с дверью, вытащив из ниши дисплей управления и копаясь в проводах. Он периодически оглядывался через плечо, и в эти моменты рука его автоматически передвигалась к висевшему на шее дробовику. Остальные бойцы застыли у входа, готовые в любую секунду прийти на помощь.

  • Часть 9 (продолжение)



    Другие материалы рубрики:




    Комментарии

    #1  Donny Phaster (-----.tyumen.ru)   18:30  13.06.2006
    "– Как думаете, Стоун? Могли они разрабатывать там психотропное оружие? – спросил Дэниэл у Боба во время одной из коротких передышек."

    сразу предупреждаю...в этом предложении ошибка. Дэниэл спрашивал у Боба Майлза. А фамилия Стоун залезла в текст случайно. :))

    #2  daiblo (-----.ivnet.ru)   19:07  13.06.2006
    Первый нах! Иду читать)

    #3  Sancho (-----.voliacable.)   22:05  13.06.2006
    2Donny
    подправил =)

    #4  RMC (-----.vtt.net)   10:25  14.06.2006
    Без всяких нах - написано интересно!

    #5  hellscream (-----.mtu-net.ru)   19:51  14.06.2006
    рассказ продолжает рулить
    все, делаю скрины))

    но вот только кляксы все-таки бОрдовые))
    с "а" пишется слово 'багровые'

    #6  hellscream (-----.mtu-net.ru)   21:59  14.06.2006
    вот, так сказать, анонс скринов к 9ой главе
    скрины не все, и не лучшие, а именно характеризующие подход -- красивые локации + монстры + иногда маринесы с автоматами

    http://img152.imageshack.us/img152/3183/shot00022a8ap.jpg
    http://img374.imageshack.us/img374/9021/shot00024a7aa.jpg
    http://img374.imageshack.us/img374/5530/shot00033a2xy.jpg
    http://img152.imageshack.us/img152/6633/shot00036a9bd.jpg
    http://img374.imageshack.us/img374/888/shot00039a3xn.jpg

    #7  Donny Phaster (-----.ttknet.ru)   06:58  15.06.2006
    Крутые скрины.:)) Особенно последние...Конечно в нём не помешало бы действия, но я так хорошо. :)

    #8  xoi (-----.halliburton.com)   11:16  23.06.2006
    Ну, дождались продолжения шедевра!

    #9  qUAKEgUYfORqUAKE2 (-----.itl.ru)   19:21  25.06.2006
    по сравнению с первыми главами прогресс
    "недочеловека" - лучше нелюдя или нечеловека.

    #10  TR (-----.inetcomm.net)   00:50  26.06.2006
    Я могу ошибаться, но транквилизатор- не возбуждающее, а , наоборот, усыпляюще-парализующее средство...Может быть стоит заменить на "стимулятор"...;)

    #11  Donny Phast (-----.rol.ru)   13:21  02.07.2006
    Непременно стоит. :) Будет исправлено.

    #12  идитeнахуй (-----.208.251)   17:07  12.06.2009
    давай уже следующую часть, где модерасты лососнут сочных свежих мжвячных немытых хуйцов.



    Добавить комментарий
    Имя - заполнять обязательно

    Е-майл

    Заголовок

    Текст комментария - заполнять обязательно

    Введите эти цифры в это поле.






  • Розовый





















    Valuehost.Ru


    Яндекс цитированияRambler's Top100Rambler's Top100
    DOOM3 is a registered trademark of id'Software
    Copyright 2002-2017 © Doom3.ru